12 октября исполняется 265 лет со дня рождения Тыртова Я.И.
12 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА
ЯКОВ ИВАНОВИЧ ТЫРТОВ
(12.10.1752—3.03.1816)
Командующий Тверским ополчением

Дворянский род Тыртовых происходил от Гавриила Семёновича Тыртова, упоминаемого в документах в качестве посланника к крымскому хану Сафа-Гирею при Иване Грозном и убитого в 1548 году в сражении с татарами. Его сын Тихон был сотенным головой в первом Ливонском походе грозного царя в 1558 году. В том же и следующем столетиях несколько Тыртовых служили воеводами в разных городах России.


Дворянский род Тыртовых происходил от Гавриила Семёновича Тыртова, упоминаемого в документах в качестве посланника к крымскому хану Сафа-Гирею при Иване Грозном и убитого в 1548 году в сражении с татарами. Его сын Тихон был сотенным головой в первом Ливонском походе грозного царя в 1558 году. В том же и следующем столетиях несколько Тыртовых служили воеводами в разных городах России.

Первым по-настоящему известным представителем славного рода стал генерал Яков Иванович, чему способствовали события Отечественной войны 1812 года и его собственные боевые, организаторские и человеческие качества.

Новоторжский дворянин Яков Иванович Тыртов родился 12 октября 1752 года. По обычаям того времени его записали в 1767 году рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк. Лишь в 22 года он был произведён в сержанты, а ещё через четыре года — в прапорщики. Зато с этого времени его карьера стремительно пошла по восходящей. Очень часто чины и должности тогда объявлялись в первый день нового года. 1 января 1781 года Яков Тыртов был выпущен из гвардейских подпоручиков премьер-майором в Пермский пехотный полк, 1 января 1786 года в чине подполковника был назначен начальником 3-го Оренбургского полевого батальона, а 1 января 1793 года произведён в полковники с переводом в Московский пехотный полк.

Яков Иванович был со своим полком в Персидском походе русской армии в 1796—1797 годах, участвовал в блокаде и взятии крепости Дербент. По окончании похода он был произведён 14 сентября 1797 года императором Павлом I в генерал-майоры и назначен шефом Тульского мушкетёрского полка. С этим полком генерал Тыртов участвовал в Итальянском и Швейцарском походах Суворова в 1799 году. В первом из них он во главе туляков блокировал крепость Александрию, в сражении на реке Треббии был контужен картечью в ногу, а в бою при Нови получил пулевое ранение в голову. Несмотря на тяжёлые ранения, генерал Тыртов остался с войсками и во время Швейцарского похода Суворова был с русскими ранеными в городе Павии, выполняя организационные обязанности. 30 апреля 1799 года, ещё находясь в Италии, он был произведён за отличия в боях в генерал-лейтенанты. После возвращения в Россию в начале 1800 года Яков Иванович вышел в отставку «за ранами».

Более десяти лет он занимался своим имением под Торжком, растил сыновей, но «гроза двенадцатого года» заставила 60-летнего генерал-лейтенанта, уже воевавшего против Наполеона в прошлом столетии, вновь встать в строй.

Вскоре после начала Отечественной войны, 2 августа 1812 года, провёл своё первое заседание комитет Тверской военной силы. По всей губернии были разосланы первые в России вербовщики добровольцев в народные ополчения, куда принимались люди в возрасте от 17 до 50 лет. 8 августа из Бельского и Сычёвского уездов, переданных из Смоленской губернии в состав Тверской, отправился большой отряд ополченцев под Вязьму. В самом Белом создали «внутреннее охранное войско» в количестве 600 конников.

12 августа генерал Яков Иванович Тыртов был избран из пяти кандидатов большинством голосов — 164 из 217 — командующим Тверским ополчением и участвовал в военной кампании 1812 года. Напомним, что саму идею создания губернских ополчений предложила государю его сестра великая княгиня Екатерина Павловна, супруга тверского генерал-губернатора принца Георгия Петровича Ольденбургского.

Из уездов съехалось в Тверь 12636 пеших и 665 конных ополченцев. Большинство из них вооружены самодельными пиками, топорами и палашами. Командирами отрядов ополченцев стали боевые офицеры А.П. Оболенский, А.М. Полторацкий, В.М. Фиглев, А.А. Шаховской и другие.

Главнокомандующий в Москве граф Растопчин 18 августа сообщал следующее:

«По полученным мною известиям, авангард стоит 13 вёрст перед Вязьмою. Главная квартира в Вязьме. Неприятель стоит на одном месте. Отрядов от него нет. Корпус генерала Милорадовича весь на походе. Авангард его, из 8000 человек составленный, пошёл сего дня из Можайска к Гжати под командою генерал-майора Вадковского. Прочие войска сего корпуса идут из Боровска и Вереи. Ополчение Тверское готово, и 13000 человек с кавалериею под командою генерал-майора Тыртова идут в Клин. Светлейший Князь [Голенищев-]Кутузов прибыл вчера в Вязьму. Граф Витгенштейн занял Полоцк и действует далее. Весь тот край очищен от проказы, и французов нет».

Тверское ополчение было подчинено генерал-адъютанту Винценгероде, посланному Кутузовым на Тверскую дорогу с отрядом в 3200 человек. Опираясь на Тверское и частично Ярославское ополчения и Донской полк Победнова, этот отряд сумел сковать значительные силы противника на Петербургском направлении. Вскоре Тверское ополчение достигло окрестностей Москвы и стало систематически истреблять мелкие отряды французских «фуражиров», грабивших население. Наполеон вынужден был выделить против отряда генерала Винцингероде и Тверского ополчения значительные силы: на Петербургскую дорогу была отряжена из Москвы часть корпуса маршала Нея и вице-короля Евгения Богарне.

Генерал-адъютант барон Винценгероде доносил императору Александру I из деревни Дмитровки 6 октября /в донесении даты приведены по старому стилю. — В.В./:

«Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше доношу, что при корпусе, авангарде, отрядах, заставах и передовых постах обстоит всё благополучно.

По Ярославской дороге от 16 сентября до 22 неприятельских движений никаких не замечено. Казачьими разъездами взято в плен 151 человек нижних чинов и 2 офицера.

По Владимирской дороге 21 числа неприятель подался вперёд за 20 вёрст от Москвы; я полагаю, что сие движение сделано для удобнейшей фуражировки, ибо неприятель весьма нуждается в провианте и фураже.

По С-Петербургской дороге неприятельских движений никаких не замечено. Разъездами захвачено несколько пленных, которые подтверждают, что войска их, находящиеся в Москве, также имеют большой недостаток в провианте.

Пост, находящийся в Воскресенске, доставил мне 84 человека пленных, выздоровевших из госпиталей и следовавших в Москву.

По всем известиям, которые я имею, заключать должно, что неприятельские соединённые силы находятся в Москве. Он [неприятель], претерпев неоднократно весьма значущий урон от отрядов моего корпуса, производит фуражировку с прикрытием и большою осторожностью.

Отряд, находящийся в Воскресенске, 21 числа усилен был мною Тверского ополчения сотнею конных казаков под командою майора Фиглева, служившего прежде в Белорусском гусарском полку. Я, вверив ему сей пост, отдал в его команду и находившийся там отряд донских казаков. Меры, взятые майором Фиглевым, доказывают отличность сего штаб-офицера. Он мне доносит, что 22 числа взято им в плен 39 человек, из которых 27 — в селе Павловском; сии последние были взяты с их лошадьми и всею амунициею. В сей стычке употреблены были конные казаки Тверского ополчения, которые действовали с отличным усердием и храбростью.

23 сентября неприятельский отряд, состоящий из трёх тысяч человек пехоты, трёх полков кавалерии и шести орудий, подался вперёд от Москвы по Дмитриевской дороге за 30 вёрст и занял деревню Сухареву и село Марфино. Казачий пост, находящийся в Сухареве, отступил в деревню Озерецкую. Неприятель далее не пошёл, но сим движением он прервал мою коммуникацию с Ярославскою дорогою, которую я учредить намереваюсь через город Дмитров. Я ещё не могу решительно сказать, что понудило неприятеля к сему движению; но думаю, что он сие сделал для удобнейшего фуражирования.

За нужное почёл о сем движении известить для предостерегательных мер генерал-лейтенанта Тыртова и тверского гражданского губернатора» /им был Лука Кологривов. — В.В./.

Французы сожгли захваченные в эти дни деревни, а у крестьян забрали хлеб и фураж. Однако на следующий день тверские ратники, получив подкрепление и при энергичной поддержке объединившихся в крупный отряд крестьян, перешли в наступление, отбросили врага и восстановили контроль над коммуникациями. В этом бою отличился конный полк Тверского ополчения.

Генерал-лейтенант, командующий Тверским ополчением Яков Иванович Тыртов скончался 3 марта 1816 года и похоронен в родовом селе Упирвичи нынешнего Торжокского района Тверской области. Был награждён орденами Св. Владимира 2-й степени и Св. Анны 1-й степени, а также сардинским орденом Свв. Лазаря и Маврикия.

Впоследствии прославились его внучатные племянники. Флотоводец Павел Петрович Тыртов (1838—1903) в чине адмирала в течение семи лет, до самой кончины, был управляющим Морским министерством правительства Российской империи и членом Государственного совета, а его младший брат Сергей Петрович (1839—1903), вице-адмирал, являлся главным командиром Черноморского флота и портов Чёрного моря. Его именем названа гора в заливе Лаврентия в Беринговом море в северной части Тихого океана. Братья родились и часто бывали в родовом сельце Миронежье под Торжком, и ныне стоящем на федеральной трассе Москва — Санкт-Петербург. Их отец, отставной подполковник, в течение ряда лет служил председателем Новоторжского окружного управления государственных имуществ.
Источник: пресс-служба Ассоциации Тверских Землячеств
Подпишитесь на наши новости
Оставьте свой электронный адрес, чтобы регульярно получать новости Ассоциации
Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности.